Форум » Виктор Вержбицкий » Интервью » Ответить

Интервью

Криста: Радиоинтервью http://www.cultradio.ru/audio.html?id=290760&type=rnews Лапонька...

Ответов - 20, стр: 1 2 All

Криста: Текст пресс-конференции фильма "На игре" 12 ноября состоялся пресс-показ нового фильма Павла Санаева «На игре», завершившийся беседой с журналистами, в которой приняли участие режиссер, семеро актеров фильма, продюсер и композитор. Перед пресс-конференцией, воспользовавшись правом первого слова, Павел Санаев предложил «судить корову за молоко, а курицу за яйца», посетовав на то, что журналисты часто не разделяют авторское и зрительское кино и обвиняют мейнстрим в идеологической простоте, а арт-хаус в отсуствии зрелищности. Первый вопрос, естественно, был посвящен второй части фильма, почему создатели пришли к такому решению – разделить фильм на две серии? Павел Санаев: Фильм мы снимали единым блоком, после чего у нас было три пути: либо слепить одного трехчасового монстра, либо упростить сценарий, выкинув из него часть сюжетных линий. Контр-страйк – это команда из пяти героев, плюс две девушки и примкнувший к ним Макс. Нам очень хотелось раскрыть всех героев, а в одном фильме это было бы не реально. Поэтому мы приняли непростое решение разделить фильм. Расскажите, как проходил кастинг? Бондарев: Кастинг был удивительный. Мы отсмотрели всех абитуриентов и студентов творческих вузов в Москве, Киеве, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде. Только Алексея Бардукова мы нашли в сериале «Диверсант». Режиссер у нас бережет свой мозг и не смотрит телевизор, поэтому это моя идея. Я его увидел, и подумал, что это идеальный кандидат на роль Макса. Как это часто бывает, главный герой, Вампир, у нас появился в последний момент. Сначала его должен был играть другой актер, мы уже репетировали, но потом его отговорили сниматься. Вообще, актеры меня не любят, я это знаю, потому что от меня исходили всевозможные угрозы, связанные с контрактами и так далее. Но я их очень уважаю. Они потом поймут, что это все было нужно. В книге нет сцен с боливийцами. Расскажите, пожалуйста, откуда они у вас появились? Санаев: Мы придумывали историю для героя Вержбицкого. Так как там был нужен палладий, мы узнавали у политологов и экономистов, что нам нужно для появления этого палладия. Нам сказали, что в Боливии есть местность, которая никем не контролируется. И мы предположили, что будто бы там обнаружилось месторождение палладия, и за установку влияния над этой территорией ведется борьба. Так у нас появился этот Боливийский командир. Вопрос актерам: Как долго вы тренировались для съемок, и чем именно занимались? Бардуков: За три месяца до начала съемок мы начали тренироваться. До этого я не занимался никакими единоборствами, не умел драться. А если человек никогда не дрался, то на экране это сразу заметно. Поэтому мы активно тренировались. Чирков: Пока Алексей дрался, мы ездили на стрельбища, стреляли из разнообразных видов оружия, собирали и разбирали его, много играли в пейнт-бол. Харланов: С нами занимался Дергач – известный каскадер. Он нас подвешивал на лонжах, мы у него летали. Сирадзе: Мы все прошли этот трехмесячный путь освоения своего тела, и надо сказать, что в это время мы все были в самой лучшей форме. Прилучный: Что касается компьютерных игр, то нас готовил чемпион мира по контр-страйку Константин Кипенер. Петренко Марина: У меня тоже были тренировки, я занималась экстремальным вождением по ночам. Тоже с каскадерами. Ночью Москва свободная, и мы по ней гоняли. Бондарев: Вообще, хочется выразить искреннюю благодарность Нижнему Новгороду, который мы перекрыли на 10 дней, и шумели под окнами мэра, а у него в это время как раз ребенок родился. Нам очень помогли власти города. Нам выделили большое количество живых милиционеров, чтобы мы могли снимать сцену убийства препринимателя. Это получилось очень интересно. Вопрос композитору: Тяжело ли было писать музыку к этому фильму? Бурляев: У меня есть такая прибаутка, что «я и раньше писал неплохую музыку, но просто сейчас ее стало слышно». Я думаю, к звуку в фильме не должно быть много претензий. Звукрежиссер у нас просто уникальный, а именно от него много зависит. Мне было интересно работать. Вопрос Вержбицкому: Уважают ли мэтра молодые коллеги или подавляют числом? Вержбицкий: Мне было очень приятно работать в этой команде. Приятно, что все началось с большого ко мне доверия. Обычно присылают сценарий и говорят дату съемки. Здесь мы многое обсуждали до съемок, вместе придумывали моего героя, меня старались услышать, за это я очень благодарен. А с партнерами работалось очень интересно. Ребята вопросы задавали, касательно актерского мастерства, мы пристраивались друг к другу, что-то придумывали, в общем, работали на равных. Расскажите о вашем отношении к компьютерным играм. Приходилось ли вам играть. И как вы думаете, поможет ли этот фильм решить проблему зависимости от игр? Санаев: У нас сразу встал вопрос – будем ли мы закладывать какой-то месседж о том, что компьютерные игры – вредны. И сразу решили, что не будем. Мы решили сделать кино, исходя из предпосылки «а что, если…». Предположить какие-то допущения. А что, если молодые ребята-геймеры получили какие-то сверхсвойства, как они будут себя вести? Мое отношение к играм сложное. Конечно, игры – такая же индустрия шоу-бизнеса и культуры, как и кино. Там сосредоточено огромное количество мозгов. Это очень увлекательная вещь. Вопрос в дозировании. У газет и телевидения меньше сфера захвата. А игры очень сильно захватывают, нельзя играть час в день, потом идти заниматься другими делами. Я проверял на себе. Выбрал себе игру, называется «Биошок». Отдал ей месяц. Играл до 4-х утра каждый день. До того дошло, что мысленно стал отстреливать камеры наблюдения в метро, чтобы не засекли. Провоцируют ли насилие игры, связанные с насилием, я не знаю. Я видел такие игры, которые было неприятно смотреть, где надо было кошку нанизывать на шпагу. Такие игры оставляют неприятный осадок. Но пусть этим вопросом занимаются психологи – провоцируют ли игры насилие или дают выход накопившемуся внутри насилию. Как организовывался турнир по контр-страйку? Почему он так не похож на реальный турнир? Санаев: Турнир нам организовывала реальная команда Виртус-про. Они этим занимались, как профессионалы. А вообще, относительно геймерских турниров мы очень много мнений слышали. Каждый говорит свое. Трудно было соотвествовать всем мнениям сразу, поэтому мы положились на профессионалов. Насколько реально получилось – вам судить, но мы старались. Расскажите, пожалуйста, историю о татуировке Павла Прилучного. Собираетесь ли вы ее сводить? Бондарев: Это шикарная история. Можно я ее расскажу? Когда мы уже начали приступать к визуализации образов, за несколько дней до съемок, мы решили, что у Дока будет татуировка на шее. Мы дали денег Павлу Прилучному и послали его в салон за углом, чтобы он хной сделал тату на неделю, которую бы мы потом подновляли. Каково же было мое удивление, когда мне звонит Павел Санаев и, смеясь, говорит: «Прикинь, он запортачился по-серьезному». Наш ассистент режиссера на минуту выпустила его из-под контроля, а он уже такое сотворил. Четыре дня до съемок, кожа на шее очень тонкая, я действительно переживал за артиста, а вдруг какую-то заразу ему бы занесли.. в салоне «За углом»? Прилучный: Я подумал, что если не сделаю ее, то дальше разговоров дело не пойдет. Всегда ведь так бывает – придумают что-то хорошее, а потом не оказывается времени на воплощение идеи. Ведь подновлять татуировку – это несколько часов работы гримера. Так что я решил, что если я не сделаю – татуировки просто не будет. Бондарев: Я обещал Павлу, что мы сведем татуировку после промо-тура. Какой персонаж самый любимый у режиссера? Санаев: Все очень дороги. Именно поэтому не хотелось жертвовать историями. Во второй части вы увидете, как проявляются те герои, которые всю дорогу были в тени.

Криста: Продолжение пресс-конференции http://thebestphotos.ru/archives/3060 Виктор Александрович, в последних фильмах вам, все чаще, достается роль отрицательных персонажей. Почему Вы соглашаетесь на эти роли? Нет ли у Вас желания выступить на стороне добра? Виктор Вержбицкий (актер):-Вопрос хороший (смеется). Понимаете, актеру интересно играть все. Когда предлагают играть роли такого порядка, назовем их злодейскими, мне как артисту интересно работать. Я нахожу новые способы и это расширяет мою профессиональную карьеру, а не сужает. Дело в другом - найду ли я нужный подход к злодейской роли или нет? Всегда интересно найти мотив поступков , которые совершает герой. Предлагаемые обстоятельства разные и мотивация поступков тоже разная… Как это очеловечить и как придать жизненность - вот это интересно!

Криста: Виктор Вержбицкий: "Мой герой - человек изящный, иезуитский" В кинотеатрах страны выходит фильм режиссера Павла Санаева "На игре". Зрители постарше сразу вспомнили культовую картину Дэнни Бойла "На игле" 1996 года выпуска. На самом деле, с названием все было гораздо проще – фильм должен был именоваться "Геймеры", но буквально за месяц до его выхода стартовал "Геймер" американского производства. Пришлось искать другие ассоциации, попутно решая проблему метража. Дело в том, что, с одной стороны, отснятого материала, по мнению съемочной группы, хватало на фильм с продолжением. С другой, все помнят печальную участь "Параграфа 78", оглушительно провалившегося в прокате, в частности от того, что режиссеру было жаль пожертвовать хоть частью киноистории. На свой страх и риск Санаев сделал выбор в пользу двух частей, планируя показать окончание "На игре" менее чем через полгода. Пока же о начале, в котором команда геймеров выигрывает турнир по киберспорту. И каждому из игроков, помимо денежного приза, вручают диск с только что разработанной игрой. Дальнейшее вполне ожидаемо – каждый, придя домой, в первую очередь запустил игру и получил… уничтоженный в хлам компьютер и сверхспособности в придачу. Свои супервозможности геймеры осознали не сразу, зато потом принялись их использовать на полную катушку - теперь не только в игре, но и в жизни они лучшие бойцы, стрелки и гонщики. А тут и сладкое искушение подоспело от высокой власти – вы будете продолжать "играть", но по нашим правилам, взамен же просите, что угодно. Понятно, что попросить они сумели на уровне первобытных инстинктов. А работа была непростой, и через какое-то время пришлось осознать горькую правду – они не герои, спасающие страну, а банальные наемные убийцы. Кому-то эта роль пришлась по душе, другие задумались о цели в жизни. Узнать об окончательном выборе можно будет только в следующей части "На игре". Зато кое-какие подробности о сути фильма стали известны уже сейчас – о них RUTV.ru рассказал актер Виктор Вержбицкий, сыгравший роль утонченного эстета, злого гения команды геймеров: - Виктор Александрович, как вы оказались в фильме "На игре"? Ваш герой – какой он? - Сценарий попал мне в руки еще на предварительном этапе работы. Позже – мы встречались с режиссером и продюсером, и я озвучил свои замечания. Такой подход к работе с артистом встречается крайне редко: обычно получаешь сценарий перед съемкой и начинаешь работать. Еще я для себя открыл Павла Санаева - это режиссер, абсолютно точно знающий, что он хочет увидеть на экране. Мне было чрезвычайно приятно, что к моему мнению прислушались. Я участвую во многих ключевых сценах и позволю предположить, что они оказали влияние и на сценарий в целом. Мы очень много обсуждали, и с художником в частности, атмосферу и обстановку моего пространства в дирижабле. Ведь правильно подобранный элемент, верная деталь может сказать о персонаже больше, чем пространный диалог. Чтобы подчеркнуть увлечение моего героя животными, возникла идея домашнего зоопарка. Эдакое сравнение Бориса Сергеевича и Ноя, который поселил в своем корабле всяких тварей и с ними путешествовал. Правда, потом, в процессе отбора, остались только хищные рыбы в аквариуме. Целостность и самодостаточность образу Бориса Сергеевича придал другой ход: в картине появился Тай Пу - это китаец, который знает все о здоровье моего персонажа, делает какие-то экзотические процедуры, которые, кстати, приносят свой результат. - То есть вы создали Борису Сергеевичу наиболее комфортную атмосферу? - Безусловно. У состоятельного, и, главное, состоявшегося человека, есть свои требования к окружению. Одному важна обивка мебели из крокодильей кожи, другому - кубинские сигары, третий может заниматься коллекционированием банковских купюр или составлять гербарии. Любая черта такого рода добавляет объем характеристике героя. Мы фантазировали, исходя из того, что Борис Сергеевич большую часть времени живет в дирижабле. - Кстати, чья была идея создать дирижабль, ведь в книге его нет? - Это общая идея режиссера Павла Санаева и продюсера Александра Бондарева. С ней они отправились к потрясающему художнику-концептуалисту Сергею Алибекову. И когда он воплотил это в рисунке – стало понятно, насколько это удачная находка для всего фильма. То, что мой герой живет в дирижабле, достаточно символично. Было бы неинтересно разместить его где-то на земле. Он находится в промежуточном состоянии, и его жизнь в постоянном полете – это и есть символ разрыва между реальным миром и условностью, в которой он существует. Это выражено в еще одной черте – Борис Сергеевич любит повторять слово "красиво!" - это может относиться к смерти, к обстановке, к собственной мысли. Так что он герой изящный, иезуитский, он даже в кошмаре видит эстетику. Мой Борис Сергеевич – сибарит. - Раз уж речь зашла о комфорте, не могу не спросить, какие условия для вас в жизни являются комфортными? - В первую очередь комфорт на съемочной площадке для меня, это когда ничего не отвлекает от работы. Я часто снимаюсь и с каждым фильмом убеждаюсь в этом все больше и больше. Сейчас сложные технологии производства, и артист должен быть максимально технически оснащенным и вообще подготовленным, чтобы он смог исполнить задуманное режиссером и сценаристом. От того, какие условия будут созданы, зависит моя работоспособность. Например, в фильме "На игре", все было подчинено работе, а актер совершенно ограничен от всех мыслей, которые могут помешать. Он только работает. Создание таких условий для меня очень важно. - Мы неизбежно всегда подразумеваем, что фильмы имеют определенное воздействие на зрителя. Особенно такие, как этот, рассчитанные на молодое поколение. С вашей точки зрения, чему учит фильм "На игре"? - У нашего фильма очень много посылов. Но основная идея такая: нельзя путать такие понятия как жизнь и игра, реальность и условность. В жизни у нас есть определенные нормы, по которым мы живем, в игре есть ее условия и правила. Но если это смешать, жизнь превращается в игру и наоборот, границы найти невозможно. Геймеры заигрываются и забывают, что они – обычные люди и вокруг них - такие же люди. И тогда живой человек превращается в машину, робота для выполнения чужих корыстных целей. Самое главное - вовремя прозреть, и понять, что ты делаешь и ради чего. Наш фильм о выборе: людям дали волшебную палочку и каждый лично принимает решение, как поступить со своими новыми возможностями. - Но ваш-то герой уже свой выбор сделал и движется к намеченной цели. Он близок вам по характеру? - Стратегически – да. Мне близок человек, идущий к цели. Другое дело, что тактические приемы и методы, которыми он добивается своего, идут вразрез с моими представлениями о жизни. Мне нравится, что Борис Сергеевич - человек волевой, устремленный, даже миссионер в некотором смысле. Он хочет изменить историю, а это высокий путь. Мария Свешникова, RUTV.ru

Криста: Виктор Вержбицкий: «Если речь заходит о гонорарах, жена — лучший советчик» До конца года на экраны выйдут приключенческий боевик Павла Санаева «На игре», комедия Глеба Орлова «Наша Russia: Яйца судьбы», фантастика Александра Войтинского «Черная молния» — в каждом фильме Виктор Вержбицкий играет одну из главных ролей. Кроме того, он озвучил главного злодея в анимации Люка Бессонна «Артур и месть Урдалака» — Виктор, вы в детстве каким были? — Абсолютно замкнутым ребенком, совершенно некоммуникабельным, закрытым. Раскрепостился, когда в старших классах школы у нас организовался драматический кружок, в который я начал ходить. И только когда я надевал костюм или мне накладывали грим, я преставал быть самим собой, и весь мой зажим пропадал. В другом обличье я чувствовал себя свободно. Со временем я уже мог общаться, шутить и легко себя вести. — Родители были авторитетом для вас? — Они были очень строгие. Много работали. А я принадлежал только бабушке, которая работала в театре. Поэтому все свободное время я проводил там. — А чем-то ещё в детстве занимались, были какие-то другие увлечения? — Я абсолютно ограниченный человек в этом смысле, ограниченный театром. — Значит, проблемы выбора профессии перед вами не стояло? — Да, я вырос в театре, и этой проблемы у меня не было. Хотя и специального, назидательного совета идти именно в эту профессию не поступало. Просто я настолько был заражен театральным вирусом, что у меня не было отвлечений ни на какую другую профессию. Я так любил и люблю театр, так верен ему, что у меня не было никаких других соблазнов. Я всегда хотел заниматься только этим. — Начинали вы кукловодом. — Да, моя первая запись в трудовой книжке — «Артист кукольного театра». Но это только так записано, что артист, на самом деле кукла у меня не говорила, я только её водил. Какие-то первичные навыки приобрел — я работал и с тростевой куклой, и с перчаточной. То есть было «кукловождение», а звуки никакие не издавал. Проработал я там всего год. А потом освоил многие театральные профессии: был и монтировщиком, и мебельщиком, и реквизитором, и в массовке играл. — Правда, что вашей первой ролью был кот Леопольд? — Да, все молодые артисты играют в сказках, и я, окончив институт, сыграл в спектакле «День рождения кота Леопольда» (улыбается). — Вы уже давно дружите с Тимуром Бекмамбетовым. Как познакомились? — Мы познакомились в институте: он учился на художественном отделении по специальности «сценограф», а я — на актерском. Вот с той поры мы дружны. Ещё в институте начинали делать совместные работы, а потом, уже после его переезда в Москву, началось наше «взрослое» сотрудничество. Это реклама банка «Империал», а потом фильмы: «Пешаварский вальс», «Гладиаторы» и два «Дозора», «Ирония судьбы». Почти все — фильмы Тимура, и я принимаю в них участие. — То есть то, что вы стали известны российскому зрителю, было заслугой Тимура? — Безусловно, его заслуга! Его и одного моего товарища, ещё с ташкентских времен. Мы занимались с ним во дворце пионеров, будучи ещё школьниками. Это Игорь Золотовицкий, актер МХАТа. Благодаря этим двум людям я приобрел поддержку и в принципе то, что имею сегодня. Потому что без их помощи, наверное, ничего бы этого не было. — У вас жена — бывшая актриса, с ней советуетесь в выборе ролей? — Она уже давно работает в другой сфере и у нее свое дело. Но вообще, в целом, я с ней советуюсь, просто она уже довольно далека от профессии. Зато если речь заходит о гонорарах, жена — лучший советчик. Она у меня бизнес-леди как никак (смеется). — Кто ваш главный критик? — Только я. — Ваш сын живет за границей, часто к вам приезжает? — Нет, чаще я к нему приезжаю. Он живет в Израиле, но я стараюсь поддерживать с ним связь. За моими премьерами он, конечно, следит. Там тоже смотрят все наши фильмы, покупают на DVD. — Внуков вам ещё не подарил? — Нет, пока нет. Он ещё молодой, только что отслужил в армии. Пусть не торопится, с таким делом спешка ни к чему. — Вам недавно исполнилось 50 лет. Полвека — это много? — Я отношусь к возрасту так, какой он есть: со своим самочувствием, со своими взглядами на жизнь, с работами, которые я делаю. А как этот возраст сказывается в физическом смысле, не знаю. — Если подвести некий итог жизни, вы добились всего, чего хотели, или остались ещё невспаханные территории? — Нет, конечно, не всего, чего хочу. И этого уже не добьюсь. Потому что после переезда в Москву поменялась моя творческая биография, тут все пришлось начинать с самого начала, мне приходилось играть не совсем то, чего хочется. Но здесь новая жизнь, новые обстоятельства: Я был новым лицом для Москвы, поэтому столица и дала мне те роли, которые я играю. Я с этим согласился и оказался тем, кто я есть сейчас. — Например, вашим голосом заговорил главный злодей мультфильма «Артур и месть Урдалака». Раньше приходилось озвучивать мультики? — Да, но это было уже довольно давно, ещё в Ташкенте. Я озвучивал прекрасный мультфильм «Счастливый принц» по Оскару Уайльду. Читал и авторский текст, и слова персонажей. Больше я этим не занимался. — Если сравнить тот опыт и нынешний, чувствуется разница? — Сейчас было труднее, потому что я не видел мультфильм, не знаю его первой части. Сложность заключалась в том, что не было времени на подготовительную работу, приходилось достаточно мобильно ориентироваться: смотреть кусок — и сразу его озвучивать. Так что представления о своем персонаже у меня приблизительные, и я старался реагировать на картинку и на замечания, которые мне делал режиссер. — А как вам поступило предложение озвучить мультик? — Мне позвонили со студии и предложили эту работу без проб. Конечно, я не сомневался: мультфильм на слуху, режиссер известный и знаменитый, а «Пифагор» — достаточно представительная студия озвучания. То есть все слагаемые сложились — я согласился. К тому же я люблю пробовать все новое. Невская Таша

Криста: Накануне украинской премьеры нового фильма Бекмамбетова «Черная молния» известный актер приехал представить картину в Киев, где и пообщался с «Комсомолкой». - Виктор Александрович, в картине ваш персонаж (бизнесмен Купцов, который ради достижения цели готов даже разрушить целый город. - Ред.) уже выбор сделал, а вы? - Мой персонаж - плохой, он даже может переступить через человека. Но его можно понять, ведь цель у него грандиозная, правда, методы ее достижения - отвратительны… Мне же в жизни было легче. Например, я с детства знал, что стану актером, и все усилия были потрачены на освоение профессии. Я никому не стараюсь причинить зло. Но не скажу, что чего-то сильно в жизни хотел и этого не добился. - В начале следующего года у вас выходят три новых фильма. Вы трудоголик? - Можно и так сказать. Но я не очень люблю сниматься одновременно в нескольких фильмах. Предпочитаю концентрироваться на чем-то одном и полностью отдаваться этому процессу. Было время, когда я снимался в 4-5 фильмах одновременно. Это очень тяжело, и не только физически. Не всегда очищается мозг, не всегда свежая голова. Ты меняешь съемочные площадки, но не всегда понимаешь, кого играешь... - С кем-то советуетесь, выбирая роли? - Только сам с собой. Я сам себе и критик, и судья. Я свои фильмы не могу смотреть объективно. Помню, как снималась та или иная сцена, что я в тот момент хотел сказать. Поэтому, когда смотрю картины со своим участием, будто продолжаю играть ту роль. - Была какая-то роль, от которой вы отказались, а потом пожалели? - Жалеть пока не приходилось. В момент отказа я уже отстраняюсь и знаю, что этой работы у меня нет, и по этому поводу не переживаю. Я могу сожалеть о ролях, которые бы хотел сыграть. Иногда смотрю на чью-то игру и думаю - «я сыграл бы по-другому». Роль, о которой я мечтаю, - король Лир. - В конце года люди подводят итоги. Уходящий 2009-й для вас был хорошим? - Что касается работы - я доволен. Но очень удручен и расстроен тем, что в последнее время очень много хороших людей уходит из жизни. Абдулов, Янковский, Тихонов - такие утраты очень больно в сердце откликаются. Поэтому в канун Нового года желаю и себе, и всем здоровья. Чтобы было меньше лишений и потерь. Екатерина КАМЕНСКАЯ, Фото Максима ЛЮКОВА.

Криста: О "Нашей Раше": - Виктор, почему Вы решили сниматься в столь скандальном проекте? Вы же один из светил нашего современного кино? Что сподвигло Вас согласиться на подобного рода авантюру? - Конечно, это немного не мой формат, но причины действительно были. Когда вся страна захвачена юмором «Comedy club» и «Наша Russia», глупо оставаться в стороне. Эти парни нашли подход к современному русскому человеку, и отрицать их влияние на развитие юмористического вкуса было бы бессмысленно. Их глупо ругать, у них надо учиться общаться с зрителем. Если россиянин сегодня говорит на языке «Comedy club», то что-то иное ему можно открыть только на этом же самом языке, ибо другого большинство не воспринимает. Мне понравилась идея, что герои Рафшан и Джумжуд не такие, как все. Наверное, только вот такой завоеватель может приехать в Москву и молниеносно ее покорить. Вроде дурость, но с другой стороны и креатив. Да и не каждый работяга так бы преданно искал своего начальства. Любой из нас был бы рад, если начальник-душегубец исчез. На самом деле, как показывают нам юмористы, выходит так, что русский человек не может без начальника. Русский абсолютно несамостоятельный. Такова скрытая едкая ирония. Данный фильм можно воспринимать и как ступеньку к более хорошим фильмам. Раз зрителю нравятся такие жанры, надо это использовать и развивать их, постоянно обогащая идейную подоплеку. Возможно, что лет через пять мы будем шутить уже на более высоком уровне и самое главное — будем смеяться над собой и своими проблемами, а не над выплывшими из сортира гастрарбайтерам. Хотелось бы надеяться, что увидев меня в данном проекте, хоть какая-то самая малая доля зрителей посмотрит и серьезные фильмы с моим участием. Если такие зрители будут, значит, я не зря старался и все мои усилия были не напрасны. И к тому же… - Эй папаша (Виктору Вержбицкому), уйди от камеры, я тоже хочу высказаться... http://www.kinopoisk.ru/level/79/user/834781/comment/748689/

Криста: Виктор Вержбицкий: А в жизни я совсем не злой! Виктора Вержбицкого называют «главным злодеем русского кино». Но на самом деле он белый и пушистый. Его запомнили как Завулона из «Дозоров». Но и сейчас что ни премьера, то главный плохиш – обязательно Вержбицкий... Если раньше злодея в кино мы представляли себе только как человека с лицом маргинала, то в современном кинематографе злодеи приобрели лоск. И как говорят сами актеры, плохих парней играть интересней – образ сочней. Эпоха такая? – Виктор Александрович, амплуа злодея приклеилось к вам с «Дозоров»? – Да. Мы с Тимуром Бекмамбетовым тогда были абсолютными пионерами в этом жанре и совершенно не прогнозировали результат, который в конце получили. С тех пор у меня такое амплуа – злодей злодеевич. В каждой новой роли плохого парня хочется найти свою характеристику и свой мотив действий, поступков героя. Поэтому, соглашаясь на роль, я стараюсь не повторяться. Ищу в образе что-то новое, интересное. Мой герой в фильме «На игре» все время говорил: «Красиво!» Он искал красоту в мыслях, в окружении и, что страшно, в смерти. Хотел убийства довести до элегантности. Видел в этом художественный образ, так как сам человек творческий. Ну разве не интересно сыграть такого персонажа! – Переиграв столько злодеев, каждый раз по-актерски оправдывая их, как вы считаете, есть ли оправдание злу? –Нет, конечно. Есть оправдание только стремлению к цели, к активной жизни, к движению. Но тут возникают вопросы: какова цель, каковы способы ее достижения, какими поступками и средствами человек этого добивается? Вы знаете, тот, кто на что-то нацелен, обладает очень активной, сильной энергетикой. И по жизни эти люди очень азартны. Вот и получается: чем мой Злодей в кино будет хуже, тем Герой должен быть сильнее. Вы представляете, если бы мы нашли такого супергероя, то через него нашли бы и нашу национальную идею. Вот о чем я думаю, берясь за отрицательные образы. – А в чем русская национальная идея? – Говоря финансовым языком, самая важная инвестиция должна быть в человека и в культуру. Потому что в конечном счете потребитель этой культуры – человек, создающий законы, участвующий в политической, экономической жизни. – Я заметила, что актеры, которые играют злодеев и негодяев, в жизни – самые приличные люди. – (Смеется.) Да, да, да. Абсолютно так и есть. – Наверняка вы были отличником, но вам всегда хотелось с рогаткой по сараям поноситься. – Ну, может быть, да. Хотя отличником я никогда не был. Я чистый гуманитарий, занимался в драмкружке. А к точным наукам способностей не обнаружил. Я был закрытым ребенком, некоммуникабельным, необщительным. Возможно, я защищался таким образом от того мира, сохранял какое-то личное пространство и копил… – Копили? – Да, наблюдал и копил эмоции, собирая их впрок. Злого во мне абсолютно ничего нет. Я не знаю, может быть, сейчас, будучи актером, я переживаю некий обменный процесс, через роли я как раз обнаруживаю все свои плохие качества. Поэтому в жизни я расположен только на доброе и светлое. – После успеха «Дозоров» на Западе вас наверняка заметили тамошние продюсеры. Может, и в Голливуд поедете? – Ну, я не могу всего говорить, но вполне допускаю это. – Вы не завидуете Константину Хабенскому, который после «Дозоров» снялся у Бекмамбетова в паре с Анджелиной Джоли? – Я? Нет. Мне нравится то, что он делает в своей профессии на экране и в театре, но искусство – это не спорт. Как мне кажется, состязательности или конкуренции в ней не должно быть. У каждого своя ячейка, и дело случая, везения, когда твоя ячейка будет востребована. Пока это востребовано так, как оно есть, и я этим доволен. Может быть, завтра будет востребовано по-иному. Газета "Собеседник"

гостья: Интервью RS. Виктор Вержбицкий

Криста: Да не то слово! Утром как-то иду на репетицию, открываю дверь в подъезд, и с той стороны двери, знаешь, такая черная роза торчит. Один цветок, и у двери сумочка - игрушки какие-то. И я подумал: ну все, люди определили твою квартиру. Когда я их встретил, старался с ними разговаривать вежливо. И они подарили мне кактус. Колючки! Это же не дарят - это же как ножи и вилки! Это кто был? Колитесь!

Брета: оригинальный подарок

Криста: «Осведомленный источник в Москве»: В СССР жил долларовый миллионер и не скрывал своего богатства http://vologda.kp.ru/daily/24429.5/598186/

Ольга: На днях одна из местных газет написала, что актер сыграет главную роль в картине небезызвестного Александра Вахитова На днях одна из местных газет написала, что актер Виктор Вержбицкий, широко известный публике как исполнитель ролей в культовых фильмах «Ночной дозор» и «Дневной дозор», сыграет главную роль в картине небезызвестного Александра Вахитова, взбудоражившего всю Россию известием о том, что у него согласился сниматься сам Джонни Депп. Правда, злые языки утверждали, что начинающий режиссер, мягко говоря, выдал желаемое за действительное… Сомнения понятны, ведь на профессиональном счету Александра пока лишь исполнение одной из ролей в фильме уфимского режиссера Булата Юсупова «Тайны Аркаима» и съемки детской картины «Мегаджунглис», в главной роли которой заявлена звезда сериала «Счастливы вместе» Наталья Бочкарева. Сериальная звезда действительно прилетала в Уфу, но фильм на экраны пока так и не вышел. Премьера несколько раз переносилась: последняя заявленная дата - февраль этого года. «Мегаджунглис» должны показать в кинотеатре «Родина». Но вот Александр задумал новый, как он выражается, блокбастер под красноречивым названием «Белки - крепкие орешки». Это будет сказка, где в главных ролях будут не только юные актеры и бессменный участник всех уфимских кинопроектов - актер Театра русской драмы Александр Федеряев, но и главная приманка - звезда российского масштаба. На этот раз Вахитов выбрал Виктора Вержбицкого, который якобы согласился сниматься в роли Лиса. До Александра дозвониться не удалось: его сотовый молчал. Тогда «Комсомолка» решила проверить слух у самого Вержбицкого. - Добрый вечер, Виктор Александрович. Вас беспокоят из Уфы, - дозвонилась я Вержбицкому. - Местная пресса пишет, что вы будете сниматься в сказке «Белки - крепкие орешки». Это правда? - Первый раз об этом слышу, - удивился актер. - Как говорите, фильм называется? Никто мне не звонил и ничего не предлагал… - А вообще это возможно, чтобы вы согласились сниматься у начинающего режиссера, который еще не выпустил ни одной картины, - уточнила я. - Вообще-то возможно, - несколько помедлив, ответил Вержбицкий. - Но, повторяю вам, о том, что я снимаюсь у кого-то в Уфе - слышу от вас впервые…

Криста: Ну раз у него Джонни Депп... А вообще прикольно было бы увидеть Витю с рыжими ушками и веснушечками

Брета: Витя в роли Белки... Фильм будет иметь успех

Криста: Лиса!!!

Брета: Не, белка круче

Криста: Какая белка! Кино то про лес, а кто в лесу у нас самый хитрый и коварный ...к тому же рыжий?

Брета: Лис так лис. Но белка мне нравится больше

Криста: Виктор Вержбицкий: «Я даже не умею пользоваться компьютером» В фильме Павла Санаева «На игре-2. Новый уровень» Виктору Вержбицкому поручена роль злодея Бориса Сергеевича, мечтающего захватить власть над миром. Актер рассказал «Труду-7» о том, как шли съемки. — До начала съемок в фильме «На игре» вам были знакомы такие понятия, как киберкультура, геймеры? — Нет, что вы, ни в коем случае. У меня дома нет ни интернета, ни компьютера. Я даже не умею ими пользоваться. Вот до какой степени я несовременен (улыбается). Не разбираюсь ни в каких электронных технологиях. — По жизни вы скорее командный игрок или, наоборот, одиночка? — Командный, конечно. В одиночку много не навоюешь. Да и нехорошо человеку быть одному. — В фильме «На игре-2» вы снова на стороне темных сил? — Я никогда не был на стороне темных сил — это мой персонаж Борис Сергеевич ими одержим, а не я. Почему-то меня всегда стараются приравнять к моим героям, а это совсем неверно. — Как готовились к роли в этом фильме? Может быть, все-таки попытались освоить компьютерные игры? Кто-то из актеров, я читала, сделал себе настоящую татуировку для съемок, а кто-то окружил себя предметами с черепами. — Ничего подобного я себе не делал. Ни в этом фильме, ни в каком-либо другом. Просто работал над ролью, что, на мой взгляд, гораздо важнее, чем внешняя атрибутика. — Вы лично встречали в своей жизни людей со сверхспособностями? — Никогда. Только читал о них. И сам порой играл таких людей в кино. Интересно, наверное, было бы встретиться с подобными представителями человечества, но не довелось пока. — Были ли какие-то трудности на съемочной площадке? Может быть, с использованием оружия? — Нет, с оружием сложностей не было, потому что я им не пользовался. У меня были проблемы с иностранным языком, так как я им не владею. Мой герой достаточно много говорит по-английски, что для меня в принципе нереально. Приходилось заучивать фразы на слух, записывать английские слова в русской транскрипции и зубрить бесконечно. http://www.trud.ru/article/14-04-2010/240192_viktor_verzhbitskij_ja_dazhe_ne_umeju_polzovatsja_kompjuterom.html

Криста: Какое чудо, в школе даже английский не учил



полная версия страницы